Око за око, зуб за зуб Печать
Автор: Яцек Салий OP   

 

 «Я все размышляю о словах Иисуса, Который сначала сказал: «Не думайте, что Я пришел нарушить Закон или пророков; не нарушить пришел Я, но исполнить», а потом: «Кто ударит тебя в одну щеку, подставь другую» Как соотнести их со словами Ветхого Завета – «око за око, зуб за зуб»? Мне кажется, в этом случае Иисус действительно отменил ветхозаветный Закон».

Вопрос, который мне задали, нуждается в уточнении. Уже Сам Иисус противопоставляет два высказывания: «Вы слышали, что сказано: «око за око, зуб за зуб». А Я говорю Вам: не противься злому. Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф.5:38-39). Меня спросили: что же означают в этом контексте слова, которые Он произнес в той же Нагорной проповеди: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков; не нарушить пришел Я, но исполнить» (Мф.5:17)?

За этим вопросом кроется проблема огромной важности. Время от времени приходится слышать упреки, будто Бог Ветхого Завета был жестоким Богом, совершенно непохожим на милосердного Бога Евангелия. Чаще всего тому приводят два доказательства: истребление хананеян и пресловутое «око за око».

Мне хотелось бы показать, что даже не просвещенный светом веры рассудок может отвергнуть такие поспешные и непродуманные обвинения. Вера открывает нам больше: искусственно противопоставляя Ветхий и Новый Завет, мы закрываемся для понимания одной из самых важных тайн в отношении Бога к людям. На самом деле Бог терпеливо, шаг за шагом готовил Свой народ к приходу Спасителя мира. Так же и сегодня Бог остается терпеливым наставником для тебя и меня, для семей, общин, народов и для всего человечества.

Обратимся теперь к принципу мести. Первый раз мы сталкиваемся с ним в тексте завета Бога с праотцем Ноем. Парадоксальным образом месть в том эпизоде призвана подчеркнуть исключительный статус человека по сравнению с остальными творениями. Бог, позволяя людям употреблять в пищу мясо животных, одновременно берет под особую защиту жизнь человека: «Я взыщу также душу человека от руки человека, брата его. Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию» (Быт.9:5-6). Угроза смертельной кары за убийство человека в данном случае открывает истину о том, что ценность человеческой жизни невозможно выразить в чем-то материальном. Конечно, человек, как и животные, является Божиим творением, но отличается от их тем, что сотворен по образу самого Бога. А значит, нет на земле таких богатств, которые могли бы сравниться с ценностью жизни человека.

Примитивное мышление? Возможно. Но давайте вспомним о кампании с требованием ввести смертную казнь за убийство, которую проводил Анджей Фрич Моджевский, один из самых светлых мыслителей золотого века польской культуры. Смертной казни он требовал не оттого, что был кровожадным: наоборот, его ужасало то, что у нас в стране можно было безнаказанно убить человека. Может быть сегодня, защищая священную неприкосновенность человеческой жизни, Фрич Моджевский пошел бы чуть дальше: так как убийства (за исключением, к несчастью, убийства нерожденных детей) перестали быть чумой современного мира, он, скорее всего, требовал бы отмены смертной казни даже для убийц. Отмена смертной казни, если только она не влечет за собой безнаказанность убийства, еще отчетливее подчеркивает священный статус человеческой жизни. Однако были времена, когда святость жизни нужно было защищать с помощью грозившей за убийство мести. В Польше совершения мести можно было требовать еще в XVI веке, через полтора тысячелетия после отмены Ветхого Завета Евангелием.

Откроем другую книгу Ветхого Завета, книгу Исход. Читаем в ней о наказании за избиение женщины: «Если будет ей вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб» (Исх. 21:23-25). Жестоко? Конечно. Но посмотрим внимательнее. Для начала признаем, что здесь женщина поставлена в равное положение с мужчиной. Если учесть бытовавшие в те времена представления об ущербности женщины, приведенный текст окажется важным этапом в том пути, на котором слово Божие старалось донести до человека мысль о женщине как о полноценном человеке, о равном достоинстве женщины и мужчины.

Св. Августин обратил внимание на еще одно значение фразы «око за око, зуб за зуб». Она и правда далеко отстоит от евангельского призыва прощать обижающим, но, тем не менее, вносит некоторый порядок в совершение мести. Конечно, порядок был весьма примитивный, но он все же ограничивал кровавые бойни, совершавшиеся из желания отомстить. «Разве не видишь, - говорит св. Августин, - что люди, которым нанесли легкую царапину, готовы убить, жаждут крови, и не могут придумать такое зло для своего врага, которое могло бы их насытить. Тот, кого ударили кулаком, идет ли в суд, чтобы суд покарал оскорбителя? Или сам жаждет отплатить обидчику, и если не хватается за кнут, то издевается над виновным с помощью кулаков и пинков? Чтобы положить конец этой неумеренной и несправедливой мести, справедливый закон установил порядок отмщения: кто какое преступление совершает, такое же несет наказание. Посему условие «око за око, зуб за зуб» не подогревает гнев, но полагает ему границу; не будит спящего, но одевает намордник на открытую пасть». (Против Фавста Манихея, кн. 19 гл.25).

Во фрагменте из книги Исход говорится также о наказаниях за ущерб, нанесенный рабам. Еще не существовало представления о том, что раб был полноценным человеком, а его жизнь - столь же священной и неприкосновенной, как и жизнь свободного. К сожалению, здесь предписаны наказания гораздо меньшие, чем наказания за вред, причиненный свободным, но они, все же, в некоторой степени ограничивали самоуправство. Среди прочего читаем: «Если кто раба своего ударит в глаз, или служанку свою  в глаз и повредит его: пусть отпустит их на волю за глаз. И если  кто выбьет зуб рабу своему или рабе своей, пусть отпустит их на волю за зуб» (Исх.21:26-27).  Мне кажется, что здесь имеет место уже евангельское поучение, хотя и на языке первых исковерканных букв алфавита любви. Ведь даже обычного ребенка невозможно за один день научить чтению и письму!

Признаем еще одну истину: правило «око за око, зуб за зуб» учила иному: «не делай другому того, чего не желаешь себе». На определенном этапе морального развития невозможно было учить человека иначе. Даже сегодня, когда мы столь цивилизованы, а кровавые стычки – удел маргиналов, правило «не делай другому того, что не желаешь себе самому» дается нам с трудом. Как легко мы строим козни против ближних, и насколько оскорбленными чувствуем себя, если сами оказываемся жертвой интриг! Не одному «порядочному» человеку случалось украсть какую-то мелочь в магазине или не указать кассиру на его ошибку – но тот же самый человек будет горячо осуждать того, о ком подобное станет известно! Действительно, великое искусство – суметь изменить свою перспективу видения, заставить себя оценить собственные поступки с чужой точки зрения.

Этому непростому искусству Бог Ветхого Завета обучал весьма суровым способом. Более мягкого языка люди еще не сумели бы понять. «Судьи должны хорошо исследовать, и если свидетель тот свидетель ложный, ложно донес на брата своего, то сделайте ему то, что он умышлял сделать брату своему, и так истреби зло из среды себя. Да не пощадит его глаз твой: душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу» (Втор. 19: 18-21).

Может быть, не все знают, что именно из Ветхого Завета происходит поговорка: «не рой другому яму». Это выражение появляется в тексте несколько раз: Притч. 26:27, Еккл.1:8, Сирах.27:26. Подтверждением этой пословицы стало осуждение на смерть недостойных старейшин, которые попытались отправить на побивание камнями невинную Сусанну: «восстали на обоих старейшин, потому что Даниил их устами обличил их, что они ложно свидетельствовали; и поступили с ними так, как они злоумыслили против ближнего, по закону Моисееву, и умертвили их; и спасена была в тот день кровь невинная»  (Дан.13:61-62).

Надеюсь, все понятно. Я вовсе не пытаюсь доказать, что этика Ветхого Завета была совершенной. Она в полном смысле была еще несовершенной, еще доевангельской. Но она и не была противоречащей Евангелию. И даже напротив: этика Ветхого Завета вела к Евангелию, воспитывала для него и готовила к его принятию. Точно так же, как изучение букв алфавита готовит к чтению и пониманию «Пана Тадеуша».

А теперь посмотрим, каким симпатичным право отмщения выглядит в Евангелии: «Не судите, да и не судимы будете. Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф.7:1-2). Евангелие, провозглашая совершенную этику, обращалось к все еще несовершенным людям: полноту совершенства мы обретем только в жизни вечной. Мы, слушатели Благой Вести, можем находиться на разных уровнях духовного развития. Поэтому процитированные выше слова Иисуса будут абсолютно по-разному восприниматься человеком духовно неразвитым и тем, кто уже немного проникся духом Евангелия. Человек духовно непросвещенный – если его вообще тронут эти слова – попробует удерживаться от дурных суждений и будет стараться по-доброму относиться к ближнему ради своих собственных интересов: чтобы ему отмерилось той мерой, какой он отмерял ближним. Иной же, возможно, более чуткий к собственной греховности, а значит – в большей степени жаждущий Божиего милосердия, легче осознает необходимость людской солидарности в деле борьбы со злом; ему будет легче просить о милосердии Божием для того ближнего, который творит зло. И первого и второго учение Господа Иисуса приблизит к совершенству, но при условии, что и первый, и второй - каждый в меру своих сил – примут Его учение. Но учение это, однако, однозначно проистекает из ветхозаветного права мести.  

Нужно, тем не менее, подчеркнуть, что насилие как способ добиться справедливости теряет правомочность в перспективе Евангелия. Об этом свидетельствуют не только слова Господа, приведенные в самом начале очерка. Давайте вспомним несколько апостольских наставлений на ту же тему: «Никому не воздавайте злом за зло.. Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь» (Рим.12:17, 19). В первом Послании к Фессалоникийцам читаем: «Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло: но всегда ищите добра и друг другу и всем» (1Фес.5:15). Чтобы все эти призывы не воспринимать отвлеченно, стоит вспомнить, как злился апостол Павел на христиан Коринфа за то, что в поисках справедливости они идут в суды, причем в суды языческие: «Но брат с братом судится, и притом пред неверными. И то уже весьма унизительно для вас, что вы имеете тяжбы между собою. Для чего бы вам лучше не оставаться обиженными? Для чего бы вам лучше не терпеть лишения?» (1Кор. 6:6-7).

Что ж, когда-то Господь сказал: «Кто хочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду. И кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два» (Мф.5: 40-41). Трудный урок, непонятный, но все же он нас к чему-то обязывает.

Самое лучшее приберегу на конец. В Новом Завете один раз месть все-таки совершилась самым совершенным образом. Ее совершил Божий Мститель, Иисус Христос, Спаситель. Согласно праву мести смертной казни подверглась сама смерть. Смерть, страшный враг рода человеческого, несправедливо покушалась на Человека совершенно невинного, на Сына Божия. И тем самым обрекла себя на то, чтобы умереть самой. Об умерщвлении смерти апостол Павел радостно восклицает: «Смерть! где твое жало? Ад, где твоя победа?» (1Кор. 15:55). Последнему умерщвлению смерть подвергнется в дни всеобщего воскресения из мертвых, когда Христос, Сын Божий, явится во славе как победитель сатаны и смерти, как Истина и Жизнь наша. «Последний же враг истребится - смерть» (1 Кор.15:26).

И тогда хочется кричать от радости: как же хорошо, что Христос не отменил Ветхого Завета, но исполнил его!

Источник: mateusz.pl/ksiazki/

Перевод: Анастасия Паламарчук