Приходская община как зеркало русской души PDF Печать Email
Автор: А. Паламарчук   

Иностранцы, приезжающие в Россию из далекой Заграницы, ожидают встречи со Страной Своей Мечты. Страной Толстого и Достоевского, Сергия Радонежского и Иоанна Кронштадтского, для самых продвинутых – Солженицына и Лихачева. Страной духовных исканий, гамлетовских вопросов и - внутренней свободы.

И тут из-за плеча подкрадывается Ее Величество Реальность и издевательски спрашивает:

Мечты, мечты,

Где ваша сладость?

(А.С. Пушкин, «Пробуждение»).

Русская классика – что, кажется, неочевидно для гостей из дальнего зарубежья, - очень точно раскрывает иной, непарадный и неприглядный образ России, все еще пугающе актуальный. Это

… немытая Россия,

Страна рабов, страна господ

И вы, мундиры голубые,

И ты, им преданный народ.

(М.Ю. Лермонтов, «Прощай, немытая Россия»)

И если отсутствие немытости в некоторых местах еще способно ввести кого-то в заблуждение, то безмолвная покорность властям была и остается характернейшей чертой российской действительности. Это особенно хорошо видно на микроуровне наших приходских общин. Признак взрослой, ответственной личности – и общины – признание своего достоинства, наличие собственного мнения и умение вести конструктивный диалог с властью в лице настоятеля и викарных священников. Нам же остается ближе логика Молчалина:

В мои лета не должно сметь

Свое суждение иметь.

(А.С. Грибоедов. «Горе от ума»).

Следование логике Молчалина губительно. Оно развращает рядовых членов общины, не давая им взрослеть, но еще более развращает тех, кому вверено попечение верными.  Безмолвие народа – соблазн для пастырей, которым не остается ничего другого, кроме как принимать решения согласно собственному вкусу и, в конце концов, уверовать в свою непогрешимость. Может ли священник, настоятель прихода, ошибаться? Да. К сожалению, в таинстве рукоположения автоматически не дается ни воспитанность, ни честность, ни административная прозорливость, ни эстетическое чутье, ни интеллект, ни уважение к людям. Если эти качества не были воспитаны до рукоположения \ введения в должность, община может и должна помочь воспитать их в своих пастырях. А это возможно только в случае, если научимся уважать и ценить себя. В наших же общинах, к сожалению, более привычна ситуация из песни В.С. Высоцкого:

... только старый Попугай

Громко крикнул из ветвей:

- Жираф большой - ему видней!

Как правило, статус, должность, а уж тем более священный сан действуют на внутреннюю свободу русского человека так же, как взгляд удава действует на мышь. На вопрос «Кто я – тварь дрожащая или право имею» в нашей душе рождается ответ: «Ну конечно же, тварь дрожащая». И правда – кто мы перед лицом священноначалия? А вот кто: «род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет».(1Пет.2:9).

Миряне – царственное священство. Духовенство – священство служебное.

Можно возразить: но ведь священник – alter Christus, и относиться к нему нужно соответственно. Однако вспомните: Христос был всегда открыт, доступен для общения, ни разу Он не отвернулся с презрением от докучливых фарисеев и книжников, ни разу не прикрикнул на народ: «Будет так, как Я сказал! Вы что, не поняли? Я – Сын Божий! И чтобы никаких вопросов!»

Губительно отсутствие диалога. «Община» - означает «общение». Если община не высказывает своего мнения, не пытается обсуждать существенные для нее вопросы, она провоцирует соответствующее отношение к людям со стороны власти:

К чему стадам дары свободы?

Их должно резать или стричь.

Наследство их из рода в роды

Ярмо с гремушками, да бич.

(А.С. Пушкин, «Свободы сеятель пустынный»)

Если же по каким-то причинам на локальном уровне диалог не получается, а злоупотребления со стороны начальства есть, то наше право – искать возможности для исправления ситуации. В загадочной русской душе укоренено представление не только о всемогуществе, но и о всеведении начальствующих особ (настоятелей, епископов, президентов…), как в стихотворении Некрасова:

Вот приедет барин – барин нас рассудит,

Барин сам увидит, что плоха избушка,

И велит дать лесу, - думает старушка.

(Н.А. Некрасов. «Забытая деревня»)

«Сам» барин ничего не увидит – если не преодолеть страх и не сказать о проблеме. Помните, как сложилась судьба героев стихотворения Некрасова? Бабушка Ненила скончалась в ветхой избушке, вольного хлебопашца забрали в солдаты, а крестьяне лишились своей земли.

Мирясь со злоупотреблениями и искажениями во взаимоотношениях прихода и церковных властей, мы отказываемся от предписанного нам, мирянам, деятельного участия в жизни общины, о котором говорят многочисленные документы, от постановлений II Ватиканского собора до Кодекса канонического права. Но Бог с ними, с документами. Смиряясь с существованием соблазна внутри Церкви, внутри прихода, не попираем ли мы собственную совесть и порядочность?

….Если руки сложа, наблюдал свысока,

И в борьбу не вступил с подлецом, палачом,

Значит, в жизни ты был ни при чем, ни при чем.

(В.С. Высоцкий, «Баллада о книжных детях»)

Строки, которые я цитировала в данном тексте, знакомы нам со школьной скамьи. Мы учили их наизусть, они прочно засели в нашей памяти… Было бы замечательно применять полученные знания в нашей христианской жизни. Чтобы не повторялась изо дня в день финальная сцена из пушкинского «Бориса Годунова»:

«НАРОД БЕЗМОЛВСТВУЕТ». 

 

Комментарии  

 
0 #2 Николай 29.07.2013 08:23
И продолжу. Если в общине есть взаимопонимание , взаимопомощь, трепетное отношение друг к другу, никакое "гнилое слово" не исходит, а только доброе, то остальное само по себе разрешится. В миру власть диктует обществу свои ценности. Всё по другому в Церкви, где власть одна и она в нескольких словах: "Бог есть любовь!"... Мы ничего не можем требовать от "церковных властей" если в нас нет "горения" любви Бога. Теряется смысл всего... Первична любовь и она зависит в первую очередь от нашего стремления, от наших усилий. Думаю так моя уважаемая Анастасия. Или я не прав?
Цитировать
 
 
0 #1 Николай 27.07.2013 02:50
Как всегда с радостью читаю ваши статьи. Они добрые и это самое главное... Думается главное всё же это создание обстановки помощи и участия, бережного отношения друг другу, уверенности, что тебя поймут и поддержат... Он был у первых христианских общин, о которых мы мало знаем... Впрочем имеется пример доминиканской общины. О нём я прочитал в книге доминиканца Тимоти Рэдклиффа. Особенно меня поразило, что любой монах может высказываться обо всём и всё, что хочет. И его будут слушать братья. И помогать если он не прав, а не осуждать.Вся книга очень интересная. И хотя прочитал её несколько лет назад, впечатления остались на всегда. И, что важно, помогли мне...
Цитировать
 

Добавить комментарий

Поиск