Купить этот сайт
Размышления над тайнами Розария PDF Печать Email
Автор: Брюно Кадоре ОР   
01.01.2011 17:59

С первого дня нового года мы начинаем делиться с вами размышлениями над тайнами Розария брата Брюно Кадоре ОР, которые впервые были опубликованы на французском языке в июле-августе 2010 г. в Журнале Розария (Revue du Rosaire).    


Пятая славная тайна: увенчание Пресвятой Девы Марии небесной славой

Сколь трудно нам представить, как принимают в доме Отца. Иисус дал нам прообраз, рассказав о возвращении блудного сына, принятого, как царя, в отчем доме, который он сам оставил. Это безграничное гостеприимство, на которое способен человек, радующийся возвращению любимого сына, ныне явлено «в натуральную величину»: Отец принимает ту, которая ради всего мира согласилась дать жизнь Сыну. Как Царицу, первой из множества спасенную ценой отданной Сыном жизни.
 
 
 
 

 

 

Четвертая славная тайна: Успение Пресвятой Девы Марии

Мария первой удостоилась исполнения этого необычайного обетования. Юная девушка приняла таинственное пришествие своего Господа и Сына; ныне же Он открывает ей дом Отца. Это предвкушение исполнения обетования для каждого из нас. Принося Отцу жизнь той, которая согласилась стать для Него Матерью, Сын принимает любовь, слезы и благодарение, сомнения и надежду той, от которой Он как человек получил жизнь. 
 
 
 
 
 
 
  

Третья славная тайна: Сошествие Святого Духа на апостолов

Ученикам надо оценить размах обетования: оно обращено ко всем людям, всем языкам, всем расам, всем поколениям. Ученики понимают, что для них самих, в их нынешней истории, задача, данная им Богом – это принять без всяких оговорок всех людей в одном собрании, в одном братстве. Для Духа Пятидесятницы лишь одна идентичность важна – быть усыновленными сынами Отца, и это обетование обращено ко всем без исключения людям. Пятидесятница - это праздник, когда благодаря Дыханию Духа, люди становятся способны дарить друг другу гостеприимство, без исключения и без границ.
 
 
 
 
 

 

Вторая славная тайна: Вознесение

Путь открыт, и осуществление обетования принимает точную форму: «К Отцу Моему и Отцу вашему». В Вифлееме Сын молил человечество о гостеприимстве. И вот теперь, на горе Воскресения Он приглашает их к надежде на встречу с Ним в их настоящем доме, в сыновней близости к Отцу, там, где Он предваряет их, чтобы их принять. А пока, несмотря на беспокойство из-за того, что Господь покидает их, жажда быть принятыми Им должна быть для учеников их силой и поддерживать их в служении.

 

 

 

 

Первая славная тайна: Воскресение

Его больше нет здесь! Как люди, разбитые горем из-за смерти близкого друга, женщины приходят ко гробу, чтобы навестить Иисуса, постоять рядом с Его погребенным телом. Бог через Своего Ангела охотно принимает это посещение, но перемещает его, направляя к совсем иным горизонтам: Отец не оставил Сына во власти смерти, но восставил Его, тем самым выводя из тьмы все человечество. И Он приглашает женщин и учеников, а вместе с ними всех верующих встретиться с Ним там, где Он ждет их, там где Он их примет: в мире, ставшем отныне огромным простором, на котором человек может жить жизнью воскресения. 

 

 

Пятая скорбная тайна: смерть Иисуса на Кресте

Этот Человек, разбитый болью и висящий на позорном древе – сама Истина, униженная людьми, но принятая Отцом.  С высоты креста эта Истина открывается, как вспышка молнии: «Отче, в Твои руки…» Этот диалог у врат смерти выводит смерть за пределы ее самой, в жизнь, озаренную светом сыновства. Видя это сыновнее доверие, разбойник, товарищ по мукам, и солдат, принужденный совершать эту позорную казнь, а также наверняка многие мужчины и женщины из толпы поняли наконец, почему этот галилеянин захотел отдать жизнь. Его Отец, Бог – это не божественная сила, которая говорит о себе, требуя преклонения перед святыней, угрожая наказанием и принуждая Законом или моралью. Бог Отец являет себя как Бог, любя Своего Сына, и пронося Его через смерть к полноте жизни.

 

 

 

Четвертая скорбная тайна: Крестный путь

И вот Сын Человеческий проходит среди своих, которые Его не признали. Через боль и тяжесть ноши, Он смотрит на каждого в этой толпе с бесконечной нежностью. Они не поняли, не захотели принять Его, и, тем не менее, Он, их Господь и Учитель, неся крест, несет бремя каждого из них, каждого их отречения, каждого недостатка доверия в осуществление обетования. Смиренный настолько, чтобы пойти по этому пути, Сын Человеческий позволяет помочь Ему в этом испытании, являя, что Он пришел не только отдать жизнь, но и соединиться с людьми раз и навсегда, дабы вместе с ними нести мир.
 
 
 

 

 

Третья скорбная тайна: увенчание Иисуса тернием

Снова осмеяние: «Радуйся, Царь Иудейский!» Удивительно видеть, что даже в своей крайней глупости и злобе, желании поиздеваться над Сыном Человеческим, солдаты не могут сопротивляться возвещению истины. «Что есть Истина?» - спрашивал Пилат,  приведенный в растерянность силой и кротостью обвиняемого.  Это истина о Царстве, которое не от сего мира, и которое этот мир не может низложить.  Оно сбрасывает с престола сильных мира сего как раз тем, что не дает никакой воли насилию. Если Он Царь, то такой, который держится рядом со всеми теми, кого мир хочет оставить на обочине, и вместе с ними Он противостоит всякой попытке несправедливо захватить  власть над людьми во имя фальшивого образа Бога. Идя на унижения этой пародии помазания на царство, Сын показывает, насколько его Царство не похоже на царство человеческое. Он – Царь, приходящий в мир, чтобы стать братом и другом тех, кто ни для кого не важен, Он готов к тому, что Его могут отвергнуть. 

 

 

Вторая скорбная тайна: Бичевание

Нет муки страшнее, чем унижать человека в его теле: вызывать страдания, причиняя боль, подвергать человека насилию со стороны другого человека. Насилие насмешки уродует тело, стремится разрушить дух, убивая человеческое достоинство, чтобы сделать человека зависимым от своих палачей. Такова последняя претензия жестоких и злых, которые думают, что могут заполучить власть над себе подобным, отрицая его достоинство. Но Христос стоит, в нем нет никакой жестокости, и это открывает путь, на котором даже самый жестокий из людей может, если только захочет, обрести свое утраченное достоинство. 
 
 

 

 

Первая скорбная тайна: Гефсиманское борение

И тем не менее, на исходе трехлетнего странствия, во время которого Он учил пути, ведущему к Отцу, Он, Иисус, оказывается в Гефсимании, одинокий и покинутый друзьями. Ужасное испытание для Сына Человеческого – ощутить, что любовь Отца, которую Он хотел возвестить, нелюбима, ей нет места среди людей. Еще более страшное испытание – это боль сомнения, которая подводит Его к вопросу, не оставил ли Его сам Отец. Тот, кому надлежит вытащить человечество из тьмы, должен был испытать эту нестерпимую боль, которая иногда заставляет человека думать, что он покинут всеми, что всё лишено смысла и обречено на забвение, из мрака которого никто не восстанет. Ужасное испытание, от которого может спасти только доверие непреложному обетованию. Не Моя воля, но Твоя, Отче, да будет. 

 

 

 

 

Пятая светлая тайна: Евхаристия

Только тогда может быть произнесено первое приглашение: Блаженны званные на Вечерю Агнца! Разве не для того, чтобы помочь услышать, понять это приглашение Сын сначала и стал даром, нуждающимся в принятии? Дарованная жизнь, которую надо было принимать, защищать, питать, чтобы однажды открыть, что она сама нас питает и дает жизнь. Гостеприимство Бога – это и есть наша жизнь.
 
 
 
 

 

 

Четвертая светлая тайна: Преображение

Поставим здесь три кущи! На этот раз ученики Иисуса ошиблись в гостеприимстве. Они же удостоились созерцания славы их Господа и Учителя, им дано было понять, что в Нем исполняется Закон и Пророки, что Отец обращается к Нему как к Сыну, и всё равно – хотят удержать Его, оставить Его для себя самих. Гостеприимство, оказанное Богу, не может быть собственническим. Когда Бог приближается и являет Свою славу, человеку надо отправиться в путь и идти за Ним, даже если придется отдать жизнь. Короче говоря, надо идти по Его стопам, учась у Него, как принимать всех людей в святыне любви. Преображение показывает величие любви, её силу изменить мир, сделать его способным принять Иисуса, идущего среди Своих и открывающего перед ними Свою жизнь. 

 

 

 

Третья светлая тайна: Блаженства Царства Божия

Блаженны призванные в Царство! Таков мог быть перевод заповедей блаженства. Нас иногда удивляют противоречивость, с человеческой точки зрения, обетований блаженства: словно Бог рисует нам оборотную сторону мира, который нам знаком. Но, сквозь эти противоречия нам лишь лучше открывается предмет обетования. Речь идет не об условиях, необходимых, чтобы услышать обетование, а о самом горизонте обетования : «Им принадлежит Царствие!» И вот что скрывается в этом обетовании: гостеприимство будет оказано человеку в том месте и в то время, которые не привязаны ни к какому точному месту, ни к какому конкретному моменту; это и называется Царствием, таинственной реальностью, Царем которой Бог соглашается быть.

 

 

 

Вторая светлая тайна: Брак в Кане Галилейской 

Еще один урок гостеприимства! Самое лучшее - на конец. На пиру каждому надо помочь войти в праздник, подарить ему то, что порадует сердце: дружбу, радость, удовольствие от возможности поделиться с другим. Но гостеприимство будет полным, когда до конца поддержит желание счастья, не воспринимая его как нечто банальное, но  всегда поражаясь его внезапности и придавая новый импульс жажде радости. 
 
 

 

 
 
 
 

Первая светлая тайна: Крещение Иисуса в Иордане
 
На берегу Иордана заинтригованный Иоанн Креститель видит, как Агнец Божий до того смиряет себя, что хочет принять его крещение. Божие гостеприимство начинается именно с этого жеста, которым Сын хочет присоединиться к людям даже в их желании обращения, стать близким для них в самом сокровенном месте души, где каждый знает, какие перевороты он хотел бы совершить, чтобы сообразиться с Богом. Принимать как друга, как брата, это не только принимать безусловно, но и всерьез воспринимать самые существенные стремления, которыми отмечена жизнь друга, его желание смиренно идти в присутствии Бога. «О, человек! сказано тебе…»
 
 
 

 

Пятая радостная тайна: Обретение отрока Иисуса в Храме

Очень быстро ученые и мудрецы поймут; они считали свое положение прочным благодаря  тому, что их речи и учения пользовались признанием. Мудрецы позволили мальчику занять место в кругу ученых. Но каково было их удивление, когда он стал открывать глубочайший смысл тех слов, о которых они, учители, лишь лепетали, как дети. Всё это потому, что, когда мы вводим в наш разговор Бога, надо быть готовым к тому, что Он возьмет слово и сдвинет с места кажущиеся истины, которые мы считали незыблемыми. Он хочет донести до нас пылающее слово. Слово, которое говорит об Отце и указывает на Него, превосходя все человеческие умозаключения о Боге. Или вы не знали, что Мне должно быть в доме Отца Моего? В доме, где для каждого есть место по мере того, как Слово делает его своим жилищем. Сегодня Его принимают в Храме, но наступит день, когда Он сам примет нас в доме Отца Своего.
 
 

 

 

Четвертая радостная тайна: Сретение

Принося Его в Храм, родители Иисуса приносят Его в самое сердце народа обетования. Обетования, исполнения которого ждал Симеон, в терпеливом бодрствовании всматриваясь вдаль уставшими от ожидания глазами: Свет к просвещению язычников и слава народа Твоего Израиля! Необычайная прозорливость этого старика, который узнает в появлении младенца исполнение обетования, данного всему народу: Его миссия – даровать мир всему сотворенному миру. Это и обетование, о котором пророчица Анна понимает, что людям будет нелегко принять его, ведь оно требует, чтобы они отказались от претензии ограничить Бога в своих умозаключениях и от власти над священным, которую себе присвоили. Бог идет на риск, прося у мира принять Его. 
 
 
 
 
 
Третья радостная тайна: Рождество Христово
 
Для Него не приготовлено место! В тот самый момент, когда власть имущие хотели пересчитать свой народ, появился Тот, кого ждали, но для которого ничего не было по-настоящему готово. Величие человечества выражается не в количестве, а в готовности принять приходящего Бога. «Сторож, сколько ночи?» На исходе ночи заря – это всего лишь хрупкий свет, но она опрокидывает тьму. Первыми приняли обетование этой зари простые пастухи. Они и исполнят долг гостеприимства, словно чтобы указать всему миру,  что обновление мира зависит не от силы или знатности, а от готовности с глубокой радостью принять Слово обетования. 
 
 
 
 
 
 
 
Вторая радостная тайна: Посещение

Елисавета ликует, когда к ней приходит Мария, ее родственница! Снова радость приносит неожиданная встреча. Это простая радость гостеприимства, когда самый прекрасный подарок – это само посещение. Подруги ощущают, как в их человеческой встрече  вершится история Бога Завета, пришедшего на встречу с человеком. Радость простая и сильная, в которой каждой из женщин открывается тайна сокровенного присутствия Бога. - «Откуда это мне?» Елисавета, это просто оттого, что ты избрана первой принять Бога, который посещает народ свой. 

 

 

 

 
 
 
Первая радостная тайна: Благовещение

Один из нас. Бог захотел встретиться с нами, став одним из нас. Эта совсем еще молоденькая женщина, ничем не приметная среди народа, избранного Богом Завета, удивлена неожиданному посещению её Господом. Кто же Он, этот Всевышний Бог, который являет свое величие, делаясь близким самым смиренным? Кто же Он, который, желая принести мир всему человечеству, прежде просит гостеприимства у этой молоденькой девчушки?  Все начинается с Бога, который становится у дверей нашей жизни и стучит. Если кто услышит голос Его…
 

 

 

Комментарии  

 
0 #2 юлия 18.01.2011 09:43
"Для Духа Пятидесятницы лишь одна идентичность важна – быть усыновленными сынами Отца" - какие слова!
Цитировать
 
 
0 #1 Гульбарам 02.01.2011 22:28
Классные слова!
Цитировать
 

Добавить комментарий

Поиск