10 июня, Блаж. Иоанн (Джованни) Доминичи, епископ PDF Печать Email

Факультативное воспоминание

Блаж. Иоанн (Джованни) Доминичи родился во Флоренции около 1355 г. Семнадцатилетним юношей поступил в Орден в монастыре Санта Мария Новелла. Был горячим сторонником реформы, начатой блаж. Раймундом Капуанским после эпидемии чумы 1348 г., и осуществил её во многих монастырях, тем самым став «первым, кто обновил регулярную монашескую жизнь в Италии». В 1395 г. вместе с несколькими учениками св. Екатерины Сиенской, которую весьма почитал, основал в Венеции женский доминиканский монастырь во имя Тела Христова (Corpus Christi). Его апостольская деятельность была прервана в 1399 г. по приказу городских властей., запретом которых он ранее пренебрёг.

Будучи приговорён к пяти годам изгнания, отправился во Флоренцию, где посвятил себя проповеди и заботе о спасении душ. Тревожась о вере и нравственности, написал трактат «Ночной светильник» (Lucula Noctis), в котором изложил основы христианского воспитания. В 1406 г. флорентийские власти направили его в Рим, где обсуждался Великий западный раскол (Великая Схизма). Там он снискал доверие новоизбранного Папы Григория XII, который сделал его своим советником, а в 1408 г. назначил архиепископом Рагузы (Дубровника) и титулярным кардиналом базилики св. Сикста

Его мудрость и верность подтвердилась в трудные времена Собора в Констанце (1414-1418 гг.). Новый Папа, Мартин V, доверил ему пост легата в Чехии и Венгрии для борьбы с учением Яна Гуса, которое на Соборе было объявлено ересью. Не завершив эту миссию, скончался в Буде 10 июня 1419 г. Папа Григорий XVI утвердил его почитание 9 апреля 1832 г.

 

Общее Последование св. Пастырям или Монашествующим, кроме:

 

ЧАС ЧТЕНИЙ

II ЧТЕНИЕ -1:

Из трактата блаж. Иоанна (Джованни) Доминичи, епископа, О Божественной любви.

 (Capp. 39-40: ed. A. Ceruti, Bologna 1889, pp. 464-474)

Любовь же из них больше

Вера и надежда имеют своё основание только в людях, любовь же - в Боге; вера может передвигать горы, любовь же - горы и небо, и землю творит; вера побуждает творения стремиться в рай, а любовь просит Бога подобно огню сойти на землю, чтобы человек путём Его любви мог взойти на небо.

[Вера говорит: служи, человек, Богу твоему как подобает, а любовь говорит: Ты, Боже, стань человеком и служи человеку, ибо он должен Тебе больше, чем имеет.

Вера говорит: стучись, человек в небо, чтобы тебе отворили. А любовь говорит: расторгни Боже, небо, чтобы человек нашёл его отверстым. Вера учит человека умирать ради любви к Богу; любовь призывает Бога, чтобы как Бог Он умер ради человека и как Человек ради своего Бога. Вера показывает человеку Бога издали, а любовь приводит человека к Богу, и как Бога делает человеком, так и человека делает Богом.]

Вера – госпожа, но правит только там, где нет постоянного града, там, где ожидают будущего. Любовь же - владычица неба и земли. Вера - крестьянка, любовь - горожанка. Вера - владычица многих низших творений, любовь – владычица ангелов. Вере подчинены слуги, любви - святые и возлюбленные чада.

Хорошо поразмысли об этом. Если бы на солнце существовал мир, подобный нашему, что освещало бы его, что согревало бы, радовало, кто бы им правил? Не одни лишь лучи, но вся его сущность, ибо солнце заключало бы в себе весь этот мир. А наш мир освещает, согревает, радует и управляет им не само солнце – ибо не может прийти к нам – оно делает это своими лучами, которые посылает к нам. Греет же оно своими лучами потому, что само прийти к нам не может. Так же, и ещё более, мысли о Боге.

Отец, подобно солнцу, рождает Свой луч, то есть Предвечное и Сущее Слово. Отец и Слово, как солнце и луч производят субстанциальный жар, то есть Святого Духа, так что это Божественное Солнце - сила, свет и огонь, Отец, Сын и Святой Дух, истина, мощь и любовь, Единый Бог и три Ипостаси. И всё это Божественное Солнце есть сила, всё - свет, всё - огонь. Не три силы, но одна; не три света, но один; не три пламени, но одно.

И всё же здесь возникает небольшое сомнение. Сказано, что все мы в Боге, а Бог есть любовь. Поэтому может показаться, что мы все в любви, и все в истине, и все в истинной силе. Но такое утверждение ложно, ибо лишь немногие пребывают в любви и наоборот: многие пребывают во лжи и заблуждении, так же, как много есть слабых и немощных.

            Во-первых, отвечу примером: множество рыб освещается солнцем, но, поскольку их покрывает слой воды, они не нагреваются; множество слепых ходят при свете дня, но не видят; во множестве сосудов есть пища, но не вкушается никем. Итак, ты видишь, что без соответствующего предрасположения не достаточно быть в каком-то месте, чтобы участвовать в действенной силе, там находящейся. Больному не идёт на пользу пища, покойник, положенный в огонь, не чувствует жара. Даже если кто-то встанет на самом солнцепёке, но велит все время поливать себя ледяной водой, не согреется, а будет трястись от холода.

            Так и мы, хоть и пребываем в Божественном огне, который не тело согревает, а распаляет душу, не получим никакой пользы, если на нашу душу не перестанет сыпаться град плоти и лёд мира, если не перестанет дуть ветер искушений. А значит, необходимо ни к чему не прилепляться душой и тогда не будет никого, кто смог бы укрыться от этого пламени, как говорит Псалмопевец.

 

ОТВЕТ                                                                                                        1 Тим 1, 12.5; 2 Тим 2, 3

О. Благодарю давшего мне силу Христа Иисуса, Господа нашего, * ибо Он признал меня верным, определив на служение (П.В. Аллилуйя).

Ст. В любви, от чистого сердца, доброй совести и нелицемерной веры я переносил страдания, как добрый воин Иисуса Христа.

О. Ибо Он признал меня верным, определив на служение (П.В. Аллилуйя).

 

Или:

 

II ЧТЕНИЕ -2:

Из трактата блаж. Иоанна Доминичи, епископа

Об обязательности Конституции в Ордене Проповедников.

(Ed. R. Creytens: AFP 23, 1953, pp. 207-208; 230-232)

Словами обетов Бог, святая Мария и святой Доминик призываются стать свидетелями обручения и делаются как бы поручителями

На вопрос: «Обязывают ли Конституции Братьев Проповедников тех, кто принёс обеты?» вне всякого сомнения, следует ответить утвердительно. Ибо это очевидно как из самого звучания текста, который определяет, повелевает, предписывает и запрещает, так и из смысла.

Верно написано в прологе к упомянутым Конституциям: «Мы не желаем, чтобы наши Конституции обязывали нас под страхом вины, но лишь под страхом наказания, разве что речь идет о нарушении формального приказа или о пренебрежении к ним». Ибо считается, что каждый сам себя обязывает к тому, что лучше всего способствует его спасению и справедливому благу.

Задумаемся, что означают первые слова обетов: «Обещаю послушание Богу». Значит ли это «Богу и перечисленным святым я обещаю послушание в согласии с Уставом и Конституциями», или, скорее, «по-новому обязуюсь быть послушным Богу»? В первом случае это означало бы или приказание Богу, чтобы Он не смел требовать ничего, кроме записанного в Конституциях, или налагало обет соблюдать Устав и Конституции. Первое предположение похоже на издевательство и насмешку, второе же вызывает страх и налагает слишком тяжёлые обязанности.

Что бы ни думать о послушании Богу, которое мы обещали, принеся обет, то что же говорить о послушании Преславной Деве, к которой относятся слова «и Пресвятой Деве Марии»? Независимо от того, идёт ли здесь речь о приказаниях Божьей Матери, касающихся вещей прошлых или будущих, нужно признать, что это не существенно.

Однако добавляется ещё: «и святому Доминику». О, если бы мы, принося обеты, отдавали себе отчёт в том, что обязываемся исполнять повеления святого Отца Доминика, выраженные словом и примером! Тогда бы многочисленный Орден Доминика расцвёл розами и лилиями, фиалками и шафраном. Благоухая, подобно корице и бальзаму, распространил бы аромат, возносясь в пустыне, как облако фимиама, насыщенного ароматом мирра и разнообразных благовоний!

Скажем поэтому, что словами обетов эти три лица призываются в свидетели брака и стоят рядом с принимающим обеты, как поручители, в согласии с тем, чего принято держаться при заключении договоров, касающихся дел духовных, как в Ветхом, так и в Новом Завете. Если принёсший обеты, призвав сих троих в свидетели, не исполняет того, в чём поклялся, то тем самым он нарушает договор и как бы отказывается от него, а свидетелей призывает в судьи против себя.

Посмотрим же, сколь явно монах, принося обеты, связывает три обещания с тремя сими лицами, а именно с Богом, блаженной Марией и блаженным Домиником, упоминая, однако, блаженного Августина, Уставу которого в первую очередь присягает. Так происходит, потому что блаженный Августин в отношении первого обета не обходился без имущества, в отношении второго обета - до крещения не соблюл целомудрия, но родил сына Адеодата от сожительницы; в отношении третьего обета не был подчинённым, но начальствующим и повелевал иными.

[Зато сии трое особенно славны в области трёх обетов.

Явственно это видно в Богочеловеке, Который, в отношении бедности не имел где голову склонить; в отношении целомудрия - родился непорочно от Девы; что же касается послушания, то пришёл исполнить не Свою волю, но волю Отца. То же известно о второй из круга поручителей. Ещё будучи маленькой девочкой, она подчинила себя власти первосвященника (касательно третьего обета), не знала мужа (касательно второго), и столь сильно возлюбила бедность, что не могла купить ягненка чтобы принести в жертву за своего Сына, хотя немногим ранее получила щедрые дары от мудрецов. В свою очередь, третий свидетель, блаженный Доминик, явился как патриарх возвышенной бедности, целомудрие сохранил до конца дней, и столь горячо чтил послушание, что, будучи преисполнен знания и духа, не пожелал составить новый устав, но избрал один из существующих, чтобы самому быть послушным прежде, чем начать требовать послушания от других. Он постоянно отказывался управлять Орденом, желая подчиняться своим сынам, благодаря спасительному дару послушания.]

 

ОТВЕТ                                                                                                                               2 Тим 1, 9.10

О. Бог призвал нас званием святым, не по делам нашим, но по Своему изволению и благодати, открывшейся ныне * явлением Спасителя нашего Иисуса Христа (П.В. Аллилуйя).

Ст. Разрушившего смерть и явившего жизнь и нетление через благовестие.

О. Явлением Спасителя нашего Иисуса Христа (П.В. Аллилуйя).

 

УТРЕНЯ

Ант. к Песни Захарии: Служа Господу в святости и правде, * направил народ Божий на путь мира (П.В. Аллилуйя).

Или, особенно когда поётся: Не было подобного ему * из тех, кто бы соблюл закон Всевышнего (П.В. Аллилуйя).

 

Молитва

Боже, податель совета и любви, Ты ради сохранения единства Церкви и развития монашеской жизни укрепил в добродетели блаженного епископа Иоанна Доминичи. Его предстательством дай нам неустанно стремиться к единству и миру. Через Господа нашего Иисуса Христа, Твоего Сына, Который с Тобою живёт и царствует в единстве Святого Духа, Бог, во веки веков. Аминь.

 

 

ВЕЧЕРНЯ

Ант. к Песни Марии:  Жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге (П.В. Аллилуйя).

Или, особенно когда поётся:  Хранящие слово Божие в добром и чистом сердце * приносят плод в терпении (П.В. Аллилуйя).

 

Добавить комментарий

Поиск