Главы 1- 7 Печать
Автор: Жерар де Фрашет   

Эта легенда составлена братом Герардом де Фрашет на основе «Книги Эпилогов» брата Варфоломея Трентского, одного из первых спутников святого, и «Истории о началах Ордена», написанной блаженным Иорданом Саксонским и посвященной его «сынам по благодати и сонаследникам во славе». Легенда записана между 1255 и 1257 годами.

Глава I. О святости его семьи.

Не тщетно и весьма полезно будет для нас заботливо собрать все упущенное прежними жизнеописателями нашего отца, как драгоценные колосья, оброненные на поле жатвы. В первую очередь нам следует упомянуть в качестве важного признака его святости и совершенной жизни тот факт, что у святого Доминика были не только добродетельные и благочестивые родители, но и два прекрасных брата, прославленных праведной жизнью. Первый из них стал секулярным священником и целиком предал себя служению бедным, занимаясь  делами милосердия в приюте для больных, чем заслужил среди сограждан репутацию мужа, истинно возлюбленного Господом. Второй брат, по имени Маннес, святой человек созерцательного склада, много лет служил Богу в Ордене Проповедников, пока счастливо не опочил во Господе. Он умер в Испании, где просиял многими добродетелями и чудесами, и там, в цистерцианском аббатстве в Калеруэге, покоятся его благословенные останки. Его почитаемую гробницу можно увидеть возле главного алтаря.([i]) Более того, двое из племянников святого Доминика также вступили в Орден, где вели святую и достойную жизнь.

Глава II. О том, как он своим радостным терпением обратил еретика.

Когда в одной епархии намечался большой диспут с еретиками, тамошний епископ собирался прибыть на место с пышным эскортом, но святой Доминик сказал ему: "Не так нам следует встречаться с ними! Мы должны побеждать их кротостью и добродетельным поведением, а не показной помпезностью или самодовольными речами. Поскольку же предстоящее собрание не лишено опасностей, вооружимся против них смирением и отправимся туда босыми". Клирики тронулись в путь, но назначенное место находиось в нескольких милях оттуда, а они плохо знали дорогу. Так что они попросили встречного указать им верный путь, думая, что имеют дело с католиком; прохожий же был еретик. Он сказал, что не только охотно объяснит им дорогу, но и самолично проводит их до места; после чего, нарочно свернув с пути, по злобе своей завел клириков в лес, где им пришлось пробираться через тернистые заросли, ранившие шипами их босые ноги, так что вскоре все стопы и лодыжки клириков были в крови. Все это слуга Божий выносил с несокрушимым терпением, то и дело разражаясь счастливой хвалой и остальных побуждая к тому же. "Радуйтесь, возлюбленные братья, хорошему покаянию, - восклицал он, - и уповайте на Господа, ведь эта кровь сейчас смывает ваши грехи, и победа непременно будет за нами". Еретик, наблюдая столь чудесное терпение и радостную стойкость всей компании, был весьма поражен; слова святого так тронули его, что он изменился сердцем. Признавшись клирикам в жестоком обмане, он покаялся перед ними и отринул свои заблуждения.

Глава III. О том, как он спас утопавших.

Немолодой и достойный житель Кагора ([ii]) по имени Петр де Салваньяк сообщает нам о следующем инциденте, выражая готовность в случае надобности подтвердить рассказ присягой. Когда он с войском графа Симона де Монфора был на осаде Тулузы, ([iii]) компания английских паломников, направлявшихся к святому Иакову([iv]), решила удалиться из города по той причине, что он был под интердиктом; эти пилигримы сели в легкую лодочку, чтобы переправиться на другой берег. Так как их было слишком много, числом около сорока, переполненное суденышко перевернулось, и все погрузились в воду. Услышав отчаянные крики утопающих и возгласы солдат, собравшихся на берегу, святой Доминик, молившийся в церкви неподалеку, вышел наружу и увидел, что случилось. Он повергся на землю, а потом с распростертыми руками и горькими слезами воззвал ко Господу всем сердцем, устами же молил - нет, в святом дерзновении велел спасти паломников от смерти. И на глазах крестоносцев и прочих свидетелей несчастья все до единого утопавшие поднялись на поверхность - так высоко, будто сидели на твердой земле, каждый - на том месте, где погрузился в воду; тут солдаты с берега стали протягивать паломникам копья и пики и одного за другим вытянули их на сушу невредимыми.

Глава IV. О том, как его книгам не повредила вода.

В одном из апостольских странствий по Тулузскому краю святой Доминик, переходя реку Арьеж, уронил свои книги в воду в самой середине потока. В то время он был восхищен мыслью ко Господу и даже не заметил потери, пока не добрался до дома благорасположенной к нему женщины, которая часто оказывала ему гостеприимство у себя из почтения к его заслугам. Он рассказал доброй женщине, что утратил все книги, и она начала было переживать - но благодатный отец утешил ее: "Не грусти, добрая матушка, ведь мы должны с радостью принимать всякий крест, который Господу угодно нам послать". Тремя днями позже на то место на реке пришел рыбак и закинул сеть; она отяжелела, и тот, думая, что улов удачен, вытянул сеть и обнаружил в ней книги. Они прекрасно сохранились, совершенно не поврежденные водой, как если бы пролежали три дня не на дне речном, а в библиотеке. Тем более это удивительно по той причине, что книги не были завернуты в вощеную ткань или что другое, могущее предохранить их порчи. Добрая женщина, к которой они попали от рыбака, передала их нашему святому отцу в Тулузу.

Глава V. О чудесном умножении вина.

Когда он странствовал в той же земле в компании нескольких братьев, случилось, что у них к ужину нашлась на всех лишь одна маленькая чаша вина. Некоторые же из спутников святого в миру вели обеспеченную жизнь, и им было трудно глотать сухой хлеб. Верный слуга Божий, сочувствуя им, велел перелить то немногое, что они имели, в большой сосуд, где вино едва закрыло донце, и долить его до краев водой. Братья сделали так из святого послушания, после чего отец разлил им вино по чашам - и все клялись, что никогда не пили вина лучше. Братьев было общим числом восемь, и все они получили питья более чем достаточно. Об истинности этого чуда свидетельствует брат Вильгельм из Пелиссо.([v])

Глава VI. О предсказанном и вымоленном дожде.

Во время пребывания в Сеговии([vi]) как-то пришлось нашему святому отцу проповедовать большой толпе народа за стенами города. Для него не осталось незамеченным, что город стадает от засухи - ведь уже приближалось Рождество, а земледельцы из-за отсутствия дождя еще и не начинали сеять. И вот в своей проповеди святой Доминик по вдохновению свыше возгласил: "Ничего не бойтесь, добрые друзья мои, но доверьтесь Божию милосердию, ибо сей день печали обратится в радость по причине обильного дождя, который нам незамедлительно пошлет Господь". Ничто не предвещало дождя, напротив же, все небо сияло от солнца, и на нем не было ни облачка. Однако едва святой закончил речь, внезапно хлынул ливень - да такой сильный, что люди с трудом вернулись по домам из-за сплошных потоков воды. Весь город воздавал славу Господу, который, "един творящий чудеса", не замедлил с радостью исполнить обещание, данное Его слугой Домиником.

Глава VII. О том, как он предрек смерть бранчливому дворянину.

Примерно в то же время человек Божий был вдохновлен Господом в один праздничный день отправиться проповедовать слово Божие в собрание Сеговийского городского совета. После того как там было зачитано королевское послание, он обратился к собравшимся с такой речью: "Друзья мои, вы только что выслушали слова властителя земного и смертного, а теперь вонмите слову Царя небесного и вечного". Услышав это, некий дворянин из присутствовавших не только не пожелал слушать проповедника, но и гневно перебил его: "Не годится всякому болтуну целый день держать нас здесь, отвлекая от ужина!" С каковыми словами он вышел на улицу, громко бранясь, поднялся в седло и собрался умчаться прочь, но прежде, чем тот успел уехать, святой Доминик предостерег его: "Сейчас ты волен удалиться, но знай, что не пройдет и года, как твой конь останется без седока, и убийца настигнет тебя раньше, чем ты успеешь укрыться в своей башне". Эти слова его подтвердили действие Божественного провидения, потому что дворянин и впрямь был убит врагами на том самом месте, и с ним погибли его сын и другой родич, когда они вместе в поисках укрытия спешили от погони к стенам башни, находившейся неподалеку.

Главы 8 - 18



[i] Беатифицирован Григорием XVI.

[ii] Монастырь основан в 1225 г.

[iii] Имеется в виду осада 1211 года.

[iv] То есть в Сантьяго де Компостела. 

[v] Тулузец, умер в 1268 г. Пережил времена обострения конфликта между католиками и альбигойцами (1219-1237), гражданскую войну и т.д.

[vi] Ср. Analecta iii, стр. 376. Монастырь в Сеговии основан в 1219 г.