Купить этот сайт
О разных видах искушений. Главы 17 - 22 PDF Печать Email
20.07.2011 15:21

Глава XVII. О чревоугодии.

Некий брат из провинции Польша([i]) дал двоим своим спутникам в странствии послабление в орденском воздержании без должного на то резона. Той же ночью ему приснилось, что в комнату, где они все ночевали, вошел дьявол. На вопрос, что ему здесь надобно, злой дух ответил: «Я пришел присмотреть за двумя братьями, которые по твоему попустительству сегодня ели мясо».

Регулярного каноника, вступившего в новициат в той же Польской провинции, до того одолели воспоминания о более изысканной пище, которую они ели с братьями-канониками, что он вернулся в прежний монастырь. Вскоре после возвращения он был восхищен духом и увидел, что меж ним и троном Господа-Судии стоят все мясные блюда, которые каноник когда-либо вкушал. Это зрелище так ужаснуло его, что он, осознав свои ошибки, вернулся в Орден, едва только набрался отваги, и там счастливо закончил свои дни.

Один новиций в миг юношеской слабости украл попавшийся на глаза пирожок, но не успел его съесть, потому что всех позвали на службу. Юноша припрятал лакомство и поспешил на хоры, но во время литургии то и дело отвлекался, думая, где бы и как потихоньку съесть ворованное. Его наставник новициата, муж духовно одаренный, стоя напротив него на хорах, увидел, что рядом с новицием обретается темная дьявольская фигура и дразнит его, держа пирожок перед самым его носом. По окончании службы наставник подозвал юношу и спросил, не одолело ли его какое искушение. Тот, желая скрыть свой грех, ответил, что не знает за собой ничего. Тогда наставник новициев рассказал ему, что видел на хорах; и юноша со слезами исповедался в проступке, после чего был немедленно избавлен от греха, от искушения и от самого пирожка.

Глава XVIII. Об искушениях алчности.

Один брат, собиравший подаяние для общины, без разрешения приора утаил десять солидов для собственных нужд, и вскоре после того тяжко заболел. Когда смерть его была уже близка, брат Иоанн, инфирмарий, сказал ему: «Радуйся, брат – скоро ты предстанешь пред Господом! Вспомни обо мне, когда придешь на небеса». «Увы, не бывать тому! - воскликнул умирающий. - У окна я вижу дьявола, раскрывшего пасть, чтобы схватить мою грешную душу – ведь я утаил общие деньги и до сих пор молчал об этом!» Инфирмарий, оправившись от потрясения, произведенного таким признанием, стал утешать его историями о милосердии Божием – и наконец уговорил грешника позволить ему привести приора, чтобы примириться с Богом и возместить убытки. Так и сделали, и как только из уст приора прозвучала разрешительная молитва, больной увидел, что дьявол пустился бежать. В душу его сошел покой, и вскоре он мирно скончался.

Мирской брат, служивший при женском монастыре Святого Сикста, что в Риме, перед смертью получил от Господа дар пророчества. После того как он предсказал множество грядущих событий, некто, стоявший рядом, в насмешку попросил его: «А теперь скажи, если можешь, что ожидает меня!» «Несчастный, - отвечал брат, - лучше бы тебе вернуть украденные деньги. Ты продал стог сена, принадлежавший сестрам, и утаил выручку; теперь послушай, что тебя ждет: ты умрешь в этом же году, и рядом не окажется никого из братьев». К несчастью, его слова сбылись, потому что когда тот насмешник был послан в Тиволи по делам монастыря, в горле его вскрылся нарыв и задушил его.

Глава XIX. Об искушениях своеволия.

Некий брат из Перуджи,([ii]) что в Римской провинции, утомившись от еженощного чтения заутрени, раньше времени ушел с хоров ночью торжества святого Августина и улегся спать перед самой утреней. Когда он наслаждался отдыхом, у его постели внезапно встал святой Августин и сурово упрекнул его за своеволие. После чего святой отвернулся, чтобы уйти, но брат воззвал ему вслед: «Отче, что же мне теперь делать?» «Покайся», - отвечал святой и исчез. Брат немедленно поднялся и поспешил в зал капитула, и подоспел как раз к проповеди, которую читали братьям.

Один весьма одаренный лектор, долго бывший образцовым монашествующим, увлекся новизной и начал перемежать свои лекции различными модными сентенциями, которые опытные братья сочли ошибочными. Получив предостережение, он отказался положить этому конец; сам Генеральный Магистр вместе с диффиниторами Генерального Капитула пытался переубедить его, но брат упорствовал и не желал повиноваться. Достопочтенный и святой приор, чье слово заслуживает всяческого доверия, свидетельствует, что он лично видел дьявола на голове этого лектора, когда тот стоял перед капитулом. Приор доверил эту тайну своему другу, но позже позволил открыть ее и другим, хотя и без упоминания имен.

Глава XX. О философском любопытстве.

Некий английский брат, готовясь проповедовать перед собранием студентов, постарался украсить проповедь как можно большим количеством философских материй и аксиом. В ночь перед выходом на кафедру он увидел во сне Господа нашего Христа, который показал ему Писание в прескверном переплете. Когда брат поразился такому недолжному состоянию священной книги, Христос открыл ее и явил его взгляду незапятнанные и прекрасные страницы, притом с укором сказал: «Мое Слово достаточно хорошо; это ты замарал его своей философией».

Брат из Ломбардии, обучавшийся в Англии([iii]), пребывал в сомнении, чему отдать предпочтение – богословию или философии. Во сне ему явилась фигура с длинным свитком в руках, и там брат прочел великий список осужденных на вечные муки. Осмелившись спросить о причинах таковой их участи, он получил ответ: «Они осуждены единственно за то, что слишком рассчитывали на свою философию!» Это сновидение объяснило брату, какая наука предпочтительней.

Другой брат, чей разум некогда целиком занимали философские изыскания, рассказывал, что однажды был восхищен духом к трону Судии, где ему было объявлено, что он не монашествующий, а философ; после чего его обнажили и жестоко высекли. По пробуждении он долго чувствовал боль во всех членах, будто и правда претерпел телесное наказание.

Глава XXI. О тщеславных помыслах.

Приор из провинции Англия рассказывает, что однажды слышал, как невежественный крестьянин, одержимый дьяволом, отвечал на любые сложнейшие вопросы на греческом, латыни, французском и английском. Будучи спрошен, был ли он сотворен на небесах, демон отвечал «Да». На вопрос, как его имя, он сказал: «Гордыня духа». Спросили также, видел ли он Бога в лицо, и снова услышали «Да». Но когда приор велел лукавому объяснить, как Господь наш одновременно может быть един и троичен, испуганный дух закричал: «Да умолкнем мы, твари, ибо нельзя нам говорить о подобных вещах и невозможно выразить их словами».

Брат из римской провинции долго просил Господа даровать ему истинную премудрость и показать пути ее достижения и в ответ получил такое видение. Он увидел пред собою книгу, где записаны все вопросы на свете – а на последней странице были следующие слова: «Господи, этот человек просит лишь об одном – служить Тебе в простоте сердечной».

Некий брат, считавший себя достойным высокого чина, порою размышлял, как прекрасно он мог бы послужить Господу качестве епископа. Когда эта мысль вновь одолела его однажды ночью, во время молитвы после заутрени, он не только полностью отверг ее, но и со слезами умолял Господа вечно хранить его в состоянии святой нищеты, свободным от почестей и высоких назначений. Молясь так, он заснул, и ему явился Дух Божий, сказавший такие премудрые слова: «Множество зол – плотская привязанность к родным, популярность, пороки века сего, власть и управление, утрата духовных благ, грехи, позорящие Орден, и незнание, к чему может привести подобное возвеличение - все это да пребудут для вас причинами избегать высоких чинов, как написано: «меньший заслуживает помилование, а сильные сильно будут истязаны» (Прем 6:6). Тут же пробудившись, брат записал эти слова и после всегда хранил их в сердце.

Один брат по дороге как-то начал представлять, какой бы из него получился епископ. Размышляя над этим, он внезапно споткнулся на ровном месте и упал в придорожную канаву. да такую грязную и глубокую! Опомнившись после неожиданного падения, он рассмеялся и приказал себе: "Вставайте, господин! Смотрите, в какие роскошные палаты вы попали: они воистину достойны своего обитателя!" То было истинное предупреждение, потому что, стань он епископом, несомненно пал бы в глубочайшую грязь грехов.

Глава XXII. О раздражительности и о наваждениях.

Брат Николай из Ювенаццо([iv]), уснув после заутрени в монастыре в Неаполе, увидел во сне, что он стоит среди братьев на капитуле и обращает к ним следующую речь: «Братья мои!  Отцы наши, основывая сей Орден, хотели, чтобы мы всегда оставались ему верными – несмотря ни на прельстительные искушения плоти, ни на пустые мирские соблазны, ни на жестокие нападки дьявола и собратьев-людей; всё мы должны превозмогать Христа ради». Пробудившись, он и впрямь сказал эти слова на капитуле.

Этот же брат, будучи избран провинциалом Римской провинции, в день избрания привел в своей проповеди такой пример, предупреждая прочих, сколь опасны раздоры: «Как-то мы поссорились с одним благочестивым братом о незначительном предмете, а через несколько дней он умер, так и не извинившись передо мной. Вскоре после того он явился мне, когда я лежал больной в лазарете, и стал просить прощения. Вспомнив, что он умер, я ответил: «Ступай, брат, и проси прощения у Господа нашего Иисуса Христа, ведь ныне ты в Его руках». Он отошел, но вскоре вернулся, неся ответ Господа: «Я не дам тебе прощения прежде твоего приора». Поведав, что сказал ему Господь, брат снова стал просить у меня извинения, которое я ему охотно даровал. Перед тем как удалиться окончательно, он обернулся ко мне и сказал: «Ах, брат Николай, видишь, какое великое зло – обидеть брата, и сколь тяжелый грех – пребывать с ним в ссоре!»

В Риме некий брат крепко невзлюбил прокуратора их дома. Чтобы примирить его с тем, кого он так не любил, приор велел ему каждый день читать «Отче наш» за прокуратора, но этот совет только разозлил искушаемого, и с каждым днем ненависть разгоралась в нем все сильней. И вот его постиг удар, он упал будто замертво и так пролежал некоторое время. Потом, отчасти придя в себя, он принялся восклицать: «Я в аду!», страшно проклиная Орден и братьев. Весь монастырь собрался вокруг и молился за него; постепенно несчастный успокаивался и наконец простонал: «Матерь милосердия, смилуйся, сжалься надо мною!»  Как позже этот брат торжественно засвидетельствовал перед всеми, он оказался словно бы в сердце пламени в наказание за свой гнев, и начал клясть всех и вся из-за нестерпимого жара; но братская молитва в конце концов освободила его. В доказательство своих слов он показал следы ожогов, оставшиеся на его теле.

В году 1230, когда умер магистр Конрад Германский, некий еретик из той страны([v]) пришел к одному брату, весьма им любимому, и сказал: «Если я покажу тебе Христа, его преблаженную Матерь, апостолов и святых, ты поверишь в истинность нашей веры?» Боясь пасть жертвой обмана и ложных видений, брат отвечал: «Я не побоюсь и не замедлю принять твою веру, если  ты в самом деле покажешь мне именно их». Еретик обрадовался и назначил ночь исполнения своего обещания. Но перед тем, как отправиться с ним, брат втайне от еретика положил в дароносицу частицу Тела Христова и взял с собою, скрыв Святые Дары под скапулиром и прося Божественное милосердие защитить его от обмана. Еретик отвел его в грот в сердце близлежащей горы, и в пещере перед ними внезапно предстал великолепный зал, где курились благовония, а на золотых тронах сидели царь и прекрасная царица, которых окружала свита в белых одеждах. Еретик, поклонившись, благоговейно простерся у их ног, но наш брат подошел ближе к тронам, достал дароносицу и показал ее царице, возгласив: «Если ты и впрямь царица неба и земли, вот твой Сын; поклонись Ему как Господу». Вся пышная сцена тут же исчезла, и в пещере стало так ужасно темно, что оттуда пришлось выбираться на ощупь. Еретик после этого обратился, и оба они рассказали о случившемся магистру Конраду, бывшему тогда провинциалом Германии; тот, в свою очередь, часто рассказывал историю братьям, скрывая лишь имена свидетелей и место, где все произошло.

Один брат из Парижского монастыря полностью посвятил себя молитве в ущерб учебе и проповеди. Дьявол стал часто посещать его, принимая образ Пресвятой Девы, и то восхвалял его духовный прогресс, то пророчествовал о будущем. Как-то брат упомянул об этом Петру Реймскому, тогдашнему приору; и тот велел ему плюнуть в лицо видению, когда оно явится в следующий раз. «Ведь если это воистину Пресвятая Дева, - сказал он, - она не оскорбится, будучи смиренна сердцем, но тут же просит тебя, зная, что ты поступил так из послушания. Если же то отец лжи, он убежит в смятении». Брат сделал, как было сказано, и плюнул в лицо призраку, на что дьявол в ярости взревел: «Будь ты проклят, где ты только научился таким манерам!» - и бежал, посрамлен, и больше никогда не возвращался.  

Другой рассказывает, что однажды, вернувшись в келью после заутрени, он хотел приступить к занятиям – но стоило ему опустить взор в книгу, как глаза тут же закрывались. Брат просыпался, снова старался читать и тер глаза, но это не помогало. Наконец он сказал в сердце своем: «Здесь что-то не так, ведь сегодня я спал не менее, чем обычно, однако меня страшно клонит в сон». И тут он ясно услышал голос, говорящий: «Причина в том, что ты не закрыл ворота». «Как же их закрыть?» - спросил брат и получил ответ: «Затвори их от лба к груди, а потом слева направо». Поняв суть совета, он совершил крестное знамение со словами: «Удалитесь от меня, беззаконные, и буду хранить заповеди Бога моего» (Пс 118:115). В тот же миг сонливость, насылаемая искусителем, его оставила.

Глава XXIII. Об откровениях и прочих утешениях, посылаемых братьям.


[i] Одна из самых ранних, получила статус провинции в 1228 г.

[ii] Монастырь основан либо в 1220, либо в 1233 г.

[iii] Оксфорд тогда был Орденским Генеральным Домом высшего образования.

[iv] Этот брат построил монастырь в Перудже.

[v] Ср. Bullarium, стр. 51, № 80.

 

Добавить комментарий

Поиск