Купить этот сайт
Глава XXIV. О чудесах, содеянных братьями. Печать
20.07.2011 15:26
Меньшие Братья из Альби, что в Лангедоке, долго искали источник свежей воды; тем путем проходил на проповедь наш брат Маврикий из Тулузского монастыря, муж благородной крови, смиренный сердцем и истинно любящий бедность, ревностный миссионер. Сочувствуя их нужде, он кратко помолился и указал им, где отыскать источник. «Копайте здесь во имя Иисуса Христа, Господа нашего, - сказал он, - и найдете воды с избытком». Минориты последовали его слову – и из земли в том месте забил чистый родник, который существует и по сей день.

Благочестивый и добросердечный брат Вальтер, некогда бывший лектором в Страсбурге, а затем там же приором, отправился посетить монахинь в Кольмаре([i]) и назначить сестер на разные должности в монастыре. Одна из них, по имени Кунегунда, тогда лежала в горячке и на вопрос, какую обязанность ей поручить, не могла дать ответа. «Тогда, сестра, горячка будет твоей должностью», - сказал ей визитатор. И с того дня сестра Кунегунда отказалась принимать лекарства, выказывая твердую решимость тщательно исполнять свою обязанность, пока давший ей назначение не освободит от него; кроме того, она не верила, что лекарства в таком случае могут ей помочь. Через шесть или семь недель брат Вальтер вернулся в монастырь и, услышав, как преданно сестра исполняет назначенное им послушание, исполнился сострадания и объявил перед всей общиной: «Во имя Христа я освобождаю тебя от назначения». В знак принятия послушания сестра простерлась перед ним – и встала совершенно исцелившейся.

Существует множество достоверных свидетельств, что нередко на мессе во время чтения секреты или других особых молитв этот брат зримо приподнимался над землей и чудесным образом держался в воздухе. Однажды, будучи приором, он был вынужден навязать одному брату неженланную должность; тот попросил приора молиться, чтобы для исполнения назначения он хотя бы исцелился от болезни. «Тогда пусть она пройдет сей же миг», - сказал брат Вальтер и осенил брата крестным знамением, которое его тотчас и исцелило.

В другой раз он молился о молодой женщине, давшей обет девства – и почувствовал, что слова горьки в его устах, как желчь. Время раскрыло сию тайну – оказалось, что та женщина давно уже забыла своего бессмертного Жениха и вышла замуж за смертного.

Как-то в некую сестру из Страсбургского монастыря вселился дьявол, и одержимая сильно досаждала всей общине. После длительного поста и молитвы брат Вальтер отправился в тот монастырь со спутником, и в пути они встретили отряд ангелов, которые радостно их приветствовали, говоря: «Смотрите, и мы идем туда же, чтобы вам помочь». Прибыв в монастырь, брат Вальтер преклонил в молитве колена и велел привести к нему одержимую - и раньше, чем он поднялся, злой дух вышел из нее, оставив тело наполовину омертвевшим, но посредством молитв брата Вальтера сестра скоро исцелилась.

Служа мессы за усопших, он часто бывал удостоен знания о состоянии душ, за которые совершалось заступничество – вошли ли они в покой вечный или еще страдают в чистилище, и как долго им еще осталось там пребывать.

Однажды, когда он служил мессу, пред ним предстал усопший друг и благодарил за освобождение после шести недель, проведенных в чистилище, где изначально тот должен был оставаться в течение двух лет.

Будучи в доме Братьев Меньших в Кольмаре, он размышлял об ужасных страстях Господа нашего – и почувствовал такую боль в местах пяти ран Христовых, что с трудом удержался от крика; и подобное случалось с ним неоднократно.

Пожелав понять, как велика была скорбь Царицы Небесной во время страстей ее Сына, он получил откровение, что скорбь эта была подобна мечу, пронзившему насквозь ее душу.

Во время проповеди брата Вильгельма Германского([ii]) один из слушателей упорно мешал ему говорить, перебивая проповедника выкриками. Кроткими словами его унять не удавалось, и тогда брат сказал при всем людском собрании: «Знай же наверняка, что ты не покинешь этого храма, не получив наказания». Движим духом противоречия, крикун вознамерился сейчас же удалиться – но на том самом месте его обуяло безумие, так что друзьям пришлось связать его прямо в храме. Примерно через десять недель брат Вильгельм вернулся в тот город с прежним спутником, братом Теофилом. Друзья безумца отыскали его и просили простить обидчика и помолиться о его исцелении; брат сделал это, и разум вернулся к больному. Подобным образом брат Вильгельм молитвой возвратил здоровье монахине, страдавшей от горячки, за что велел ей от всего сердца благодарить Господа.

Некая дама привела своего сына, пораженного мучительной смертельной болезнью, к брату Генриху, старшему из носивших это имя, уроженцу Германии, и просила молиться за исцеление больного. Сочувствуя ее горю, он преклонил колени и помолился за юношу, а потом возложением рук вернул ему совершенное здоровье, и многие присутствовавшие видели это своими глазами. 

Остановившись в доме у солдатской вдовы, этот же брат исцелил ее юного сына, который был на краю могилы.

Двое наших испанских братьев, посланных с проповеднической миссией, по пути зашли в Мадриде в монастырь сестер – тех самых монахинь, которые получили хабиты святого Ордена от самого Доминика. Пока один из братьев готовил для них проповедь, его страшно отвлекали беспорядочные крики монастырского петуха; раз за разом брат отгонял назойливую птицу от дверей, но та все возвращалась и своей непокорностью привела его в ярость. Наконец тот схватил палку и заставил петуха замолчать одним точным ударом. Но, хорошо обдумав свой поступок, брат пожалел о нем и раскаялся в своей вспыльчивости, а также в том, что нанес сестрам ущерб. Тогда, взяв мертвую птицу на руки, он стал молиться: «Господи Боже наш, Ты сотворил этого петуха, и все Тебе возможно! Верни ему жизнь, а я впредь по благодати Твоей буду стараться лучше сдерживать свой нрав!» Едва он успел закончить молитву, как петух уже захлопал крыльями и слетел на пол, радостно квохча – однако более не издавая таких назойливых звуков, как ранее. Рассказ об этом чуде был записан и послан Магистру Ордена братом Эгидием Испанским, который сам слышал историю от брата, с которым она приключилась.

Испанский священник, совершенно слепой на один глаз, был убежден, что как только брат Лаврентий Английский([iii]) возложит на него руки, зрение непременно вернется. Брат Лаврентий исполнил его просьбу, и глаз священника в тот же миг начал видеть.

Тот же брат Лаврентий повстречал юношу, который никак не мог простить своего врага. После многих бесплодных попыток подвигнуть его к прощению брат наконец сказал юноше, что не кто иной как дьявол внутри него не дает ему простить. Тот с жаром отрицал, что имеет с сатаной что-либо общее, и пошел своим путем. Через три дня в него и впрямь вошел злой дух, страшно мучивший его – так что несчастный отправился на поиски брата Лаврентия, отыскал его, последовал его совету и был исцелен.

Как-то в миланский монастырь явилось несколько еретиков, желавших поглумиться над братом Теобальдом([iv]), душой смиренной и святой, и поднять на смех его знаменитый дар чудотворения. Один насмешник притворился, что страдает от лихорадки, и подошел к коленопреклоненному Теобальду, погруженному в молитву,  с лживым смирением прося: «Бога ради, святой отец, осени меня крестом – меня сжигает лихорадка, но я твердо верю, что у тебя есть власть исцелить меня». «Я попрошу Бога исцелить тебя, если у тебя в самом деле лихорадка, - ответил Теобальд, - если же нет – попрошу немедленно послать ее тебе». «Брат Теобальд, - продолжал еретик, - вас называют святым, а вы такие ужасные слова говорите мне, несчастному! Бога ради, перекрестите меня – и исцелюсь». «Что я сказал, то сказал», - только и ответил брат. Еретик отошел в смущении – но не успел он выйти из храма, как его и впрямь схватила жестокая лихорадка, и вместо того, чтобы пойти к друзьям хвастаться своим приключением, он был вынужден тут же отправиться домой. Когда самочувствие его совсем ухудшилось, он позвал жену, добрую католичку, и попросил ее послать за братом Теобальдом из монастыря Пропроведников. Видя, что жена не торопится исполнить его просьбу, еретик принялся молить ее – нет, приказывать ей немедля поспешить за братом Теобальдом. Однако тот, будучи приглашен, отказался прийти до следующего дня, чтобы дать время наказанию произвести спасительное действие. Когда же он наконец явился, еретик исповедался в своем злом намерении и в прочих грехах, отрекся от ереси – и, осенен крестным знамением братом Теобальдом, в тот же миг совершенно исцелился.

У сказанного брата Теобальда была особая благодать исцеления вражды. Однажды, примирив нескольких враждующих, он направлялся домой – и по пути встретил идущих с разных сторон двух врагов: человека, чей брат был убит, и убийцу его брата. Взяв последнего за руку, Теобальд подвел его к брату жертвы и умолял того простить убийцу ради любви Божией. Полон негодования, будто вновь увидев перед собой останки родича, брат убитого начал жестами и словами выражать свою ненависть, мигом вскипевшую в сердце, и совершенно отказался слушать проповедника. Брат Теобальд не отчаялся и продолжал уговоры: «Именем Бога Всемогущего, сотворившего небо и землю и пострадавшего за нас, простившего своих убийц и молившегося за них, я приказываю тебе примириться с этим человеком прежде, чем сойдешь с сего места!» И удивительное дело: брат убитого замер на месте, не в силах ступить ни шагу, как если бы прирос к земле, пока не смог даровать убийце прощения. Другой брат того же убитого, прослышав об этом, исполнился гнева и ненависти и вышел из дома, собираясь отомстить. Однако слуга Господень вскоре утишил его гнев и велел ему отвести убийцу в себе в дом, обращаться с ним приветливо и дать ему приют на ночь, а на следующий день вместе вернуться к нему и примириться в его присутствии; так все и было сделано.

Брат Петр Сендре([v]) из Каталонии силою Божией совершил много чудес; свидетельством очевидцев подтверждается, что его прикосновение вернуло зрение тринадцати слепым; четверо глухих обрели слух; семь хромых, пять калек и двадцать четыре больных, бывших на краю могилы, – все они исцелились его молитвой и призыванием святого имени Иисуса. Женщина, страдавшая от перелома позвоночника и от контрактур всех членов, попросила принести ее в церковь во время его проповеди. Не имея возможности приблизиться к брату Петру, так как вокруг него всегда толпился народ, она долго ждала, когда толпа разойдется, и взяла несколько ивовых веточек с места, где он сидел; после чего, призывая Пресвятую Деву и ее слугу Петра, приложила их поочередно ко всем больным сочленениям. Те немедленно распрямились с хрустом, будто трескался застывший воск; и женщина, исцелившись, распрямилась и поднялась на ноги.

В нашем монастыре в Павии([vi]) жил святой и послушливый брат по имени Иснард, красноречивый проповедник, через которого Бог обратил много душ и совершил немало чудес, засвидетельствованных надежным словом очевидцев. В числе чудес, совершенных братом Иснардом, – исцеление пятерых хромых, четверых глухих, двоих немых, троих слепых и троих увечных, и все они были излечены простым прикосновением его руки и призыванием святого имени Иисусова. Таким же образом он в присутствии множества народа возвратил жизнь умершему ребенку.

Шестеро молодых людей, которым угрожала смерть от воды, спаслись, призвав имя этого святого человека Иснарда. Паралитик, доевший остатки его еды, был исцелен; слюна этого брата исцелила сухорукого, а поцелуй его уст вернул здоровье больному водянкой. Человек, парализованный четырнадцать лет, исцелился, когда Иснард дал ему простое благословение крестным знамением. Несколько еретиков договорились меж собой: «Если сей простосердечный брат изгонит дьявола из нашего одержимого друга Мартина, мы поверим в его святость». Брат Иснард исцелил одержимого поцелуем, и Мартин после того долгие годы служил Богу и братьям в павийском монастыре.

Еретик, насмехавшийся над даром чудотворения этого брата, однажды шутя сказал: «Я поверю в его святость не раньше, чем вон тот большой кувшин сам собой сдвинется с места и сломает мне ногу». Едва он договорил, кувшин бросился на него без помощи человеческих рук и сломал ему лодыжку.

Человек, чье гороховое поле все время разоряли звери и люди, посвятил урожай защите брата Иснарда – и с тех пор гороху более никто не вредил.

Ревностный мирской брат увидел во сне, что все население Павии во главе с клиром собралось вокруг нашего монастыря и просит братьев дать  одного из своей среды им в епископы. Брат рассказал о своем сне субприору, и вместе они явились с этим к Иснарду, который в те годы был приором; услышав рассказ, тот немедля простерся у ног субприора, сотворил исповедь за всю жизнь, после чего свято и смиренно умер в Господе. Он до самого конца  хранил девство душевное и телесное и по смерти был прославлен многими чудесами, о которых мы расскажем далее.

Когда Магистр Иоанн Тевтонский проповедовал в Базеле([vii]) крестовый поход в помощь Святой Земле, некий горожанин принял крест вместе со своим сыном-каноником. Когда об этом прослышала жена того человека, она подняла крик: «Пусть того, кто дал вам кресты, схватит столько дьяволов, сколько листьев на дереве!» Наказание не замедлило, потому что на ее лице тут же открылось множество язв, и все тело ее было поражено проказой. Искренне раскаявшись в злых словах, женщина послала за Магистром, который выслушал ее исповедь и исцелил ее наложением рук. Сын ее, каноник, был так поражен этим зрелищем, что вступил в Орден, таким образом обменяв принятый им временный крест на вечный, и впоследствии стал одаренным проповедником и приором над братьями.

Когда этот святой Генеральный Магистр, Иоанн Тевтонский, проповедовал, стоя на холмике перед множеством народу, туда явился дворянин, на этом самом месте назначивший поединок, и стал всевозможными способами раздражать проповедника, вынуждая его уйти. Магистр Иоанн многократно и терпеливо просил его уняться, но наконец не выдержал и пылко взмолился ко Господу Иисусу Христу, прося совершить то, что сам он сделать не может. Дворянина тут же обуяло безумие, и испуганные товарищи быстро увели его прочь. После Магистр исцелил его, осенив крестным знамением, и дворянин вместе со своими друзьями принял крест из его рук.

Некий брат, много лет страдавший от сонливости и продолжительных  головных болей, лежал в лазарете, измученный душой и телом; вдруг он увидел через открытую дверь, как умываются братья, вернувшиеся с проповеди, и попросил, чтобы его отнесли к ним поближе. В умывальне же он начал слезно молиться со всем пылом души: «Боже всемогущий, обильно награждающий благодатью всякое доброе дело, благодатным пóтом этих братьев, потрудившихся Тебе на радость, призри на меня и соделай меня общником их трудов!» С этими словами он окатил голову водой, которой они умывались, – и головная боль немедля прошла, и тело его исцелилось. В дальнейшем он оставался здоровым и сильным и мог участвовать во всех монастырских делах и трудах, много лет прослужив проповедником к вящей славе Божией и во спасение собственной души.

Часть V. О том, как братья покидали сей мир

Глава I. О тех, кто претерпел смерть за веру.

Глава II. О счастливых кончинах братьев. 

Глава III. О видениях в смертный час. 

Глава IV. Об откровениях касательно кончины. 

Глава V. О наказаниях за недолжные привязанности. 

Глава VI. Об уловках диавола. 

Глава VII. О молитвах и службах за усопших. 

Глава VIII. О чудесах, совершенных братьями после смерти. 

 

 


 

[i] Основан в 1232 г. Les Annales et la Chronique de Colmar, стр. 10 (1854).

[ii] Quetif, там же, 136а.

[iii] Один из первых учеников св. Доминика (ср. Analecta, 396).

[iv] В некоторых версиях Vitae он именуется Тибальдом, в других – Робальдом. Уроженец Альбенги близ Генуи. Основал монастырь св. Евсторгия. Принял хабит из рук св. Доминика в 1220 г. 

[v] Ум. в 1244 г.

[vi] Павийский монастырь основан в 1220 г. блаженным Иснардом из Виченцы.

[vii] В 1225 и 1227 годах.